Skip to content

Речные заводи (комплект из 2 книг) Ши Най-ань

03.07.2014 1 comment

У нас вы можете скачать книгу Речные заводи (комплект из 2 книг) Ши Най-ань в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Александр Великий или Книга о Боге. Натали Не уходи СИ бред. Julia Dolhova Смотри на меня Почему не полная книга? В 2-х томах Автор: Государственное издательство художественной литературы Год: Мятеж возглавил Сун Цзян вместе с тридцатью шестью другими предводителями.

Повстанцы создали хорошо укрепленный лагерь в труднодоступных местах, подчинив своей власти обширную область Китая. Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Добавить в избранное Форум Правила сайта "Мир Книг". Группа в Вконтакте Подписка на книги Правообладателям. Сборник книги Боевая фантастика. Сборник книга Боевая фантастика. Если вы не хотите принимать постоянные файлы cookie, пожалуйста, выберите соответствующие настройки на своем компьютере.

Продолжая навигацию по сайту, вы косвенно предоставляете свое согласие на использование файлов cookie на этом веб-сайте. Более подробная информация предоставляется в нашей Политике конфиденциальности.

Доставка по Москве бесплатно. Книги почтой по России. Подарочные книги со скидкой. Книги в кожаном переплете. Книги в медном переплете. Затем они заказали вина, закусок, фруктов, всего, что полагается к выпивке.

Вынув глиняную пробку, Ли Куй сказал слуге:. Слуга послушно выполнил его распоряжение, принес Ли Кую большую чашку и, расставив перед гостями закуски, налил им вина. Вы мигом поняли, каков я! Большая честь побрататься с таким человеком, как вы. Время шло, и слуга уже раз семь подливал гостям вина.

Глядя на своих приятелей, Сун Цзян радовался. Когда выпили еще по нескольку чашечек, ему вдруг пришло в голову, что не плохо было бы поесть рыбного супа с острой приправой. Где же еще водиться свежей рыбе, как не здесь! Дай Цзун подозвал слугу и приказал ему приготовить на троих рыбного супу, хорошо сдобрив его красным перцем. Когда его подали на стол, Сун Цзян сказал:. Ресторанчик небольшой, а посуда у них, по совести сказать, замечательная.

Сун Цзян поел немного и отхлебнул несколько глотков супу. А что касается Ли Куя, то он не считал нужным пользоваться палочками и, вылавливая рыбу из чашки прямо пальцами, жевал ее вместе с костями. Глядя на него, Сун Цзян не мог сдержать улыбки. Сделав еще несколько глотков, Сун Цзян отложил в сторону палочки. Сделал он это так неосторожно, что залил супом весь стол.

Вы нарежьте цзиня два мяса и подайте ему. А потом мы за все расплатимся с вами. Сдерживая гнев, слуга пошел, нарезал три цзиня баранины и, положив ее на блюдо, подал на стол. При виде мяса Ли Куй умолк и, загребая полные пригоршни, стал уплетать его. В один миг все три цзиня мяса были уничтожены. Ясное дело, мясо куда сытнее рыбы! Если у вас есть свежая рыба, так приготовьте другой суп для этого почтенного господина.

А свежая — все еще находится в лодках. Рыбаки не осмеливаются продавать ее, пока не разрешит надзиратель. Поэтому у нас нет свежей рыбы. Но что мне очень нравится в нем, так это его прямота и честность. Однако вернемся к Ли Кую. Выйдя на берег реки, он увидел по крайней мере девяносто рыбацких лодок, привязанных в ряд к ивам, которые росли у самой воды. Многие рыбаки, лежа как попало в лодках, спали; другие, сидя на носу, вязали сети, а некоторые купались. Стояла половина пятого месяца; красный диск солнца уже склонялся к западу, а надзиратель так и не показывался.

Подойдя к одной лодке, Ли Куй окликнул:. Ли Куй понял, что рыбаки не хотят продавать ему рыбы, и тут же прыгнул в одну из лодок.

Конечно, никто не мог остановить его. Надо сказать, что Ли Куй не знал устройства рыбацких лодок и потому решил, что следует вытащить бамбуковый заслон на корме лодки.

Рыбаки с берега увидели это и подняли крик:. А Ли Куй, сунув руки под доски, постланные на дне лодки, стал шарить там в поисках рыбы, но, конечно, ничего не нашел.

Дело в том, что на рыбацких лодках, плавающих по большим рекам, на корме бывает отверстие, прикрытое заслоном. Через это отверстие речная вода свободно проникает в ту часть лодки, где хранится улов. А бамбуковый заслон как раз и предназначается для того, чтобы прикрывать это отверстие и не давать рыбе возможности уйти в реку. Лежащая в лодках живая рыба постоянно находится в свежей проточной воде.

Цзянчжоу славится свежей рыбой. А Ли Куй по своему неведенью прежде всего вытащил бамбуковый заслон, и вся рыба из лодки ушла в реку. Тогда он перепрыгнул на вторую лодку и там тоже ухватился за бамбуковый заслон.

Тут уж все рыбаки кинулись к своим лодкам и, схватив бамбуковые шесты, бросились на Ли Куя. При виде рыбаков, подбегавших к нему с шестами, Ли Куй рассвирепел и сбросил с себя халат, под которым носил только пестрое полотенце, повязанное на бедрах. Безоружный, он ринулся на своих противников и, схватив человек шесть, стал вертеть их так, как вертят лук, когда хотят оторвать головку.

Эта картина до того напугала рыбаков,, что они поспешили отвязать свои лодки и отплыть на середину реки. А разъяренный Ли Куй, совершенно обнаженный, схватив поломанные шесты, прыгнул на берег и бросился избивать торговцев. Те, подхватив свои коромысла, разбежались кто куда. Господин надзиратель, этот чумазый отбирает у нас рыбу. Он разогнал все рыбачьи лодки! Взглянув на него, Ли Куй увидел перед собой человека лет тридцати трех, ростом примерно в пять с половиной чи, в белой рубашке, подпоясанного шелковым поясом; усы и борода его спускались вниз, как три ветви ивы.

На голове была повязка из черного шелка с торчащими вперед узелками. В собранных волосах проглядывал красный нарост. На ногах были соломенные туфли, в руках он держал весы. Пришел он сюда для того, чтобы разрешить рыбакам продавать рыбу, но, увидев, как буянит Ли Куй, передал свои весы стоявшему поблизости торговцу и подбежал к Ли Кую. Не отвечая на этот вопрос, Ли Куй с шестом в руках обернулся и ринулся на говорившего.

Однако тот не растерялся и, бросившись на Ли Куя, выхватил у него шест. Тогда Ли Куй схватил противника за волосы, в то время как тот старался ухватить Ли Куя за ноги, чтобы повалить его. Но разве мог он справиться с Ли Куем, который был силен, как буйвол? Ли Куй так оттолкнул его от себя, что он больше не осмеливался приблизиться к нему. Правда, враг еще пытался нанести Ли Кую несколько ударов кулаком под ребро, но Ли Куй, можно сказать, и не почувствовал этого.

Противник Ли Куя попытался дать ему пинка ногой, но Ли Куй, опустив голову, взмахнул своим огромным, как железный молот, кулаком и с таким треском ударил по спине своего врага, что тот уж не мог больше сопротивляться. Ли Куй собирался добить своего противника, но вдруг почувствовал, как сзади кто-то обхватил его рукой за поясницу, а другой взял за руки, говоря:. Он тут же отпустил противника, который сразу исчез.

Ведь если бы ты убил кулаком человека, то попал бы в тюрьму и поплатился за это своей жизнью. Но не прошли они и десяти шагов, как услышали, что вслед им кто-то кричит и ругается:. Оглянувшись, Ли Куй увидел, что это кричит его противник.

Теперь на нем были только короткие штаны, в каких работают в воде, и тело его отливало сверкающей белизной. Он снял повязку, и на голове его открылся нарост. Стоя на рыбацком челноке, он подгребал к берегу и отчаянно ругался.

Не будь я добрым молодцем, если испугаюсь тебя. Как жалок тот, кто уходит от драки. Услышав такие слова, Ли Куй даже зарычал от гнева. Скинув свой халат, он ринулся назад. А его противник в это время подъехал к берегу и шестом остановил лодку, не переставая браниться.

В ответ на это ему под ноги полетел шест. Ли Куй окончательно разъярился и в один миг вскочил в лодку своего врага. События развертывались, конечно, гораздо быстрее, чем об этом можно рассказать.

Противник Ли Куя как раз хотел заманить его в лодку, и как только тот прыгнул туда, моментально, упершись ногами в дно, изо всей силы оттолкнул лодку шестом от берега, и она как стрела отлетела на середину реки. Надо сказать, что Ли Куй, хотя и умел плавать, но чувствовал себя на воде не очень уверенно.

И потому, неожиданно очутившись на середине реки, даже растерялся. А враг его перестал ругаться и только выкрикивал:. И, ухватив Ли Куя за плечо, добавил: Говоря это, он широко расставил ноги и так раскачал лодку, что она перевернулась вверх дном, и оба молодца кувырком полетели в воду. Подбежавшие в это время к берегу Сун Цзян и Дай Цзун видели, как перевернулась лодка, и только горестно вздыхали. А на берегу собралась толпа человек в триста — пятьсот и.

То и дело слышались возгласы:. Если ему я удастся выйти живым, то уж во всяком случае воды наглотается вдосталь. А Сун Цзян и Дай Цзун с берега видели, как противник Ли Куя поднял последнего над водой, а затем снова погрузил в воду.

Итак, в прозрачных водах реки два человека схватились друг с другом, один — загорелый до черноты, другой — с белой, как сверкающий иней, кожей. В схватке они сплетались в один клубок. Наблюдавшие за этой борьбой не могли удержаться от того, чтобы не выразить своего восхищения.

Сун Цзян и Дай Цзун видели, как человек с белой кожей то подымает Ли Куя над водой, то снова погружает в воду и держит его там до тех пор, пока у того не закатываются глаза. По всему было видно, что положение Ли Куя очень тяжелое. Обращаясь к толпе, Дай Цзун спросил:. У нас есть письмо от вашего старшего брата Чжан Хэна.

А этот темнолицый парень наш друг. Вы уж простите его и выходите на берег. Чжан Шунь, услышав, что его зовут, взглянул на берег и узнал Дай Цзуна, который был хорошо ему известен.

Он тотчас же отпустил Ли Куя и поплыл к берегу. Выбравшись на сушу и почтительно приветствуя Дай Цзуна, он сказал:. А потом я вас познакомлю с одним человеком.

В ответ на эти слова Чжан Шунь снова прыгнул в воду и поплыл на середину реки, где Ли Куй барахтался, пытаясь плыть к берегу, голрва его то скрывалась, то снова показывалась над водой. Чжан Шунь быстро подплыл к нему и, взяв за руку, направился к берегу, шагая по воде так, как будто шел по суше. Вода была ему по пояс; он размахивал свободной, рукой, а другой тащил Ли Куя и вместе с ним приближался к берегу.

Толпа при виде этого зрелища восторженно выражала свое одобрение. Чжан Шунь нашел свою одежду и оделся. Натянул халат и Ли Куй. После этого они совершили положенную при знакомстве церемонию поклонов. Среди вольного люда многие рассказывали мне о вашей, уважаемый брат, высокой добродетели и о том, что вы всегда помогаете несчастным и обездоленным, защищаете справедливость и отвергаете богатство. Он написал письмо и просил меня передать вам, только письма нет при мне, оно осталось в лагере.

Брат Ли Куй вздумал пойти и достать свежую рыбу. Мы не смогли удержать его и вскоре услышали шум на берегу. Попросили слугу узнать, в чем там дело, и он сказал, что наш удалец с кем-то дерется. Тут мы бросились на берег, чтобы прекратить драку, и я никак не думал, что мне удастся познакомиться с таким героем, как вы. Они спустились вниз и пошли к реке. Чжан Шунь потихоньку свистнул, и все находившиеся на реке лодки сразу же подплыли к берегу. Чжан Шунь выбрал четыре самых крупных рыбы, потом отломил ветку ивы и нанизал на нее этих карпов.

Сам же Чжан Шунь остался, чтобы рассортировать рыбу и открыть торговлю; у весов стояли его подчиненные и взвешивали рыбу.

Ли Куй и Чжан Шунь заняли места за столом по старшинству. Ли Куй сказал, что он старше, и занял третье место, а Чжан Шунь сел на четвертое. Чжан Шунь велел слуге из одной рыбы сварить суп, сдобренный перцем, а другую приготовить на винном пару. И вот, когда они вчетвером сидели, попивая вино и поверяя друг другу свои самые сокровенные мысли, в комнату вдруг вошла девушка лет шестнадцати, в легком летнем одеянии и, почтительно отвесив им четыре глубоких поклона, запела песню. Этим она прервала рассказ Ли Куя об его бесчисленных героических делах.

Остальные трое стали слушать ее. Ли Куй вспыхнул и, вскочив на ноги, двумя пальцами легонько толкнул девушку в лоб. Девушка вскрикнула и упала на пол. Все бросились к ней, и увидели, что ее розовые, как персик, щеки стали землистого цвета, а маленький рот умолк.

С нежной девушкой быть грубым — все равно, сдается мне, Что сжигать беспечно лютню, цаплю жаря на огне. Вы уже знаете, что Ли Куй толкнул двумя пальцами девушку, и та упала; приятелей задержали, и хозяин, обращаясь к ним, спросил:. Видно было, что он совсем растерялся. Кликнув слуг и продавцов вина, он приказал оказать девушке помощь.

На лицо ей брызнули водой, и вскоре она пришла в себя. Ей помогли подняться и заметили, что у нее на лбу сорван кусочек кожи: Все очень обрадовались, когда девушка очнулась. Но ее родители, услышав, что дочь толкнул Черный вихрь, до того испугались, что долго не могли двинуться с места и уж, конечно, не осмеливались сказать ни единого слова обидчику.

Понемногу девушка совсем пришла в себя и заговорила. Мать привела в порядок ее прическу и украшения, потом взяла платок и повязала голову дочери. У нас одна-единственная дочь — вот она — и зовут ее Юй-лянь. Да вот беда, горяча она у нас немножко — никогда не считается с обстановкой. Да и сейчас не посмотрела на то, что вы тут беседуете, вошла и сразу же запела.

А из-за того, что уважаемый господин по неосторожности поранил ее немножко, не стоит, конечно, обращаться к властям и впутывать вас в это дело, уважаемые господа. Я дам вам двадцать лян серебра, чтобы ваша дочь могла хорошо отдохнуть. А потом вы выдадите ее замуж за доброго человека, и ей больше не придется петь песенки в таких местах.

Пусть ваш муж идет со мной, и я дам ему денег. Ему это дорого обходится! Меня хоть сто раз бей, все равно ничего мне не сделается. А сегодня само небо послало мне счастливый случай — я встретился с вами. Разрешите оказать вам хотя бы столь скромный знак внимания и не придавайте этому особенного значения. Все они отправились провожать Сун Цзяна в лагерь. Он привел их в канцелярию и усадил там. Вынув два небольших слитка серебра, по десять лян каждый, Сун Цзян отдал их старику Суну.

Тот горячо поблагодарил его и ушел; и говорить об этом мы больше не будем. Чжан Шунь отдал принесенную им рыбу Сун Цзяну, и они обменялись поклонами. Затем Сун Цзян вытащил слиток серебра весом в пятьдесят лян и, передав его Ли Кую, сказал:. После этого они распрощались, и Дай Цзун с Ли Куем поспешили в город. Что касается Сун Цзяна, то одну из полученных рыб он подарил тюремной страже, а вторую оставил для себя. Сун Цзян был большим любителем свежей рыбы и съел больше, чем следует.

А под утро, во время четвертой стражи, он вдруг почувствовал сильные рези в желудке. К рассвету его прослабило больше двадцати раз; он до того ослаб, что у него закружилась голова, и, повалившись на пол, он так и заснул.

Сун Цзян был очень хорошим человеком, и тюремная стража охотно ухаживала за ним, готовила ему кашу и кипятила воду. А Чжан Шунь, запомнив, что Сун Цзян любит рыбу, достал еще два больших золотых карпа и принес ему в благодарность за то, что тот доставил письмо брата. Но, войдя в помещение, он увидел, что Сун Цзян болен и лежит в кровати, а вокруг него суетятся другие заключенные, стараясь облегчить его страдания.

Чжан Шунь решил сейчас же пойти за врачом, но Сун Цзян стал возражать. Будьте добры, купите мне закрепляющей настойки из шести трав, и все будет в порядке. Затем он попросил отдать одну рыбу начальнику лагеря Вану, а вторую — надзирателю Чжао. Чжан Шунь исполнил эту просьбу и пошел за настойкой. Ухаживающие за Сун Цзяном заключенные дали ему лекарство. А на следующий день в гости пришел Дай Цзун и принес вина и мяса. Вместе с ним явился и Ли Куй. Войдя в канцелярию, они узнали, что Сун Цзян только что перенес тяжелую болезнь и еще не может ни есть, ни пить.

Тогда они сами закусили и, пробыв у него до самого вечера, распрощались и пошли домой. Пролежав дней семь, Сун Цзян почувствовал, что болезнь его прошла и он совсем здоров. Тут ему в голову пришла мысль отправиться в город и разыскать Дай Цзуна. Он подождал еще день, никто его не навестил, и на следующее утро, после завтрака, захватив с собой немного денег и закрыв комнату, Сун Цзян беспечно зашагал по городу.

Не доходя до областного управления, он спросил у прохожих, где проживает начальник тюрем Дай Цзун. Тогда он стал разыскивать Ли Куя. Но на все его расспросы ему отвечали: Есть у него какое-то жилище при тюрьме, а где его самого искать — сказать трудно. После этого Сун Цзян решил найти Чжан Шуня.

Но ему сказали, что надзиратель по торговле рыбой живет в деревне за городом и появляется на берегу реки только в те дни, когда торговцы скупают улов у рыбаков.

В городе же он бывает лишь тогда, когда ему нужно собирать долги. Выслушав все это, Сун Цзян решил прогуляться за город: Бездумно шагая, он вскоре вышел на берег реки; перед ним открылись такие красивые места, что он смотрел и не мог наглядеться. Так он шел, пока не поравнялся с харчевней. Подняв голову, он увидел высокий шест, на котором висела надпись на темном полотне: Кроме того, под карнизом дома была еще одна вывеска — три большие иероглифа, выгравированные в стиле Су Дунпо: По обе стороны входа стояли столбы, выкрашенные в красный цвет.

Нa каждом столбе было прибито по белой дощечке с надписью из пяти иероглифов. Поднявшись наверх и подойдя к столику, откуда была видна река, Сун Цзян облокотился на перила и не мог оторвать глаз от раскрывшейся перед ним картины; он громко выражал свое восхищение.

Тут к нему подошел слуга и спросил:. Ты пока принеси мне кувшин хорошего вина. Ну и к нему каких-нибудь закусок — мяса, фруктов. Не педавай только рыбы. Поставив кувшин и поднос на стол, он налил вина, а затем расставил закуски: Все это было разложено на яркокрасных тарелочках. Нет, Цзянчжоу действительно хороший город! Правда, я попал сюда в ссылку, но все же повидал много прекраснейших мест. Хотя и в наших краях есть и горы и старинные памятники, но разве можно их сравнить с красотой здешних мест!

Так, сидя в одиночестве, облокотившись на перила, Сун Цзян наслаждался вином, попивая чашечку за чашечкой, и не заметил, как быстро захмелел. В голове у него стали бродить разные мысли, и он подумал: Сам я человек с образованием, у меня много друзей среди вольного люда, и я как будто завоевал себе некоторую известность. Но мне уж за тридцать лет, а у меня нет ни славы, ни богатства! Наоборот, на моем лице клеймо, я ссыльный и даже не знаю, увижу ли когда-нибудь оставшихся дома отца и брата!

Подозвав слугу, он попросил принести кисточку и тушницу, а сам тем временем встал и, осмотревшись вокруг, увидел, что на белой стене и до него кто-то писал стихи и эпиграммы. Может быть, мне еще и удастся прославить свое имя. Итак, находясь под воздействием винных паров, Сун Цзян растер тушь, взял кисточку и, обмакнув ее, подошел к стене и написал:.

Я над мудрыми книгами, юный, сидел. Возмужав, я пути своей жизни искал. Я был тигром, припрятавшим когти свои И скрывавшим клыки и укрытым меж скал. Я в несчастье попал! Мне лишь муки даны! Но изменится все, буду я отомщен, Будут реки Сюньнн красной кровью полны. Прочитав написанное, Сун Цзян пришел в восторг и, довольный собой, засмеялся. После этого он выпил еще несколько чашечек вина и совсем развеселился. Размахивая руками и притопывая ногами, он взял кисть и приписал еще четыре строчки, которые гласили:.

Я душою в Шаньдуне, а телом — в Цзйнчжоу, Я мечусь по морям, я тоскую у рек. Закончив стихотворение, Сун Цзян поставил в конце пять больших иероглифов: Затем, бросив кисть на стол, стал распевать песенки и выпил еще несколько чашечек вина. Так незаметно напился допьяна и едва мог владеть собой. Подозвав слугу, он попросил подать счет и расплатился, оставив на чай слуге. После этого, размахивая рукавами, он спустился с лестницы и, пошатываясь, побрел по направлению к лагерю.

Придя к себе, он повалился на кровать и проспал до пятой стражи. Страдая от выпитого вина, он лежал в своей комнате один, но об этом мы не будем рассказывать. Теперь речь пойдет о городе Увэйцзюнь, расположенном на противоположном берегу реки Сюньянцзян. Это было довольно заброшенное место. Там проживал бывший помощник начальника области — тунпань, по имени Хуан Вэнь-бин, который временно находился не у дел. И хотя человек он был довольно образованный, но по натуре своей — льстивый и завистливый, с очень ограниченными интересами.

Он завидовал тем, кто был достойнее и способнее его, всегда старался причинить им вред. Над тем же, кто был ниже его, он зло здевался. Излюбленным его занятием было отравлять людям жизнь. Разузнав, что теперешний правитель области Цай Цзю — девятый сын советника императора, Хуан Вэнь-бин всеми силами старался добиться его расположения и частенько переправлялся через реку, чтобы навестить начальника области и преподнести ему какие-нибудь подарки.

Все это делалось в расчете на то, что тот замолвит за него словечко перед советником императора и ему дадут какую-нибудь должность. И надо же было Сун Цзяну столкнуться с этим человеком и претерпеть из-за него новые бедствия! В тот день, о котором пойдет речь, Хуан Вэнь-бину наскучило сидеть дома и, не зная, как развлечься, он вышел в сопровождении двух слуг, купил подарки и в небольшой быстроходной лодке переправился через реку на другой берег, а там пошел в областное управление навестить начальника Цай Цзю.

Но ему не повезло: Он возвратился на берег. А так как погода стояла жаркая, то Хуан Вэнь-бин решил зайти да и немного отдохнуть. Войдя в помещение, он огляделся вокруг и поднялся наверх. Здесь он подошел к перилам и, облокотившись на них, стал любоваться окружающей природой.

Затем он заметил стихи, написанные на стене, и, чтобы скоротать время, стал их читать. Некоторые стихотворения были хороши, другие — несуразны. Читая, Хуан Вэнь-бин иронически улыбался. Хуан Вэнь-бин пришел в негодование и воскликнул:. Тогда Хуан Вэнь-бин стал еще раз внимательно перечитывать их:.

Хуан Вэнь-бин улыбнулся и подумал про себя: Хуан Вэнь-бин, склонив набок голову, размышлял: Источник — БСЭ Информация о книге: Вместе с этим произведением обычно скачивают книги: Том 2 Античная, старинная литература, мифы, легенды Сюэцинь Цао Сон в красном тереме.

Том 4 Античная, старинная литература, мифы, легенды Средневековая литература Повесть о старике Такэтори Такэтори-моногатари О скачивании, разархивировании, чтении книг можно прочитать здесь.

Впервые ждала с таким нетерпением продолжения и окончания книги. История затянула с первых страниц,